Телефон поддержки: 88002501338 Email: book@bichik.ru

«БЕЗ ВДОХНОВЕНИЯ ТВОРЧЕСТВО НЕВОЗМОЖНО»

Виталий Михайлович Егоров начал службу в Министерстве внутренних дел в уголовном розыске. Лично раскрыл множество тяжких преступлений, в основном убийств.

Полковник милиции в отставке Виталий Михайлович Егоров уже известен публике своими остросюжетными произведениями, объединенными в трилогию  — «Адычанская трагедия», «Воздаяние монстру» и «Кара Чочур Мурана».  Трилогия повествует о сыщиках конца девяностых, начала двухтысячных годов, в это непростое время фанатично боровшихся с преступностью.  Четвертая повесть Виталия Егорова «Страхи сопки любви» вышла весной 2018 года.  Автор  по традиции продолжает описывать тяжелую и опасную работу сотрудников уголовного розыска. Пятая повесть «По следам якутского Хейга» вышла в феврале 2019 года. События в повести разворачиваются в начале девяностых, когда в стране царило беззаконие. На этот раз сотрудники уголовного розыска не только расследуют одно из самых жестоких и загадочных убийств, но и борются с «оборотнями в погонах». Все произведения Виталия Егорова написаны по мотивам реальных уголовных дел, раскрытием которых он руководил. Все прототипы произведений – реальные люди.

Книги Виталия Егорова уже давно полюбились поклонникам детективного жанра. Написано тонко, изящно, с полным погружением в описываемые события… Такого плана произведений и писателей с его почерком в литературе Якутии еще не было.

Сегодня Виталий Егоров дал эксклюзивное интервью нашему издательству. Он рассказал о своих произведениях, прототипах, а также о приоткрыл завесу в свою жизнь, кто же он такой – Виталий Егоров?


— Виталий Михайлович, расскажите о ваших первых шагах в литературе. Были ли сложности с изданием первой книги? Если были, то сложности какого плана?

ВЕ: Желание написать что-то интересное про работу сыщиков у меня появилось вдруг, за один день, вернее, за одну ночь. Захотелось, чтобы люди знали, как работала милиция в эпоху перемен, сломать тот стереотип, что правоохранители того времени были исключительно коррумпированы и сращены с криминалом, оставить хоть какие-то воспоминания о своих друзьях, отдавших всецело себя служению закону.   Встал, и в ночной тиши за чашкой крепкого кофе напечатал около десяти страниц. Уснул под утро и на следующий день прочитал то, что написано и удивился — получилось сравнительно сносно. Решил продолжить. Так за двадцать дней закончил первую повесть. Я ничего заранее не планировал, не прокручивал в голове варианты, а все получилось как-то спонтанно и одномоментно. Конечно, произошло это не на пустом месте – я более-менее умею излагать свои мысли на бумаге. Будучи даже на руководящих должностях в криминальной милиции, все справки по ажиотажным убийствам составлял лично сам. Оттуда, наверное, тяга к писанию. Я на пенсии уже десять лет и в душе жалею, что не начал сразу же заниматься писательством, потеряв столько времени впустую, хотя… без вдохновения планировать творческий процесс невозможно, а оно пришло ко мне слишком поздно.  Написав первую повесть, я все равно не был уверен, что она представляет сколь-либо художественную и иную ценность и обратился к людям творчества. Прочитав мои рукописи, все как один рекомендовали мне печататься. Окрыленный таким успехом, я отнес рукописи своей сестре Николаевой Капиталине Михайловне, которая на свои средства напечатала мою первую книгу в типографии «Офсет». Далее мы стали взаимоуважительно сотрудничать с издательством «Бичик».     

— Вы – представитель очень редкого в якутской литературе жанра – детектива.  А произведениями каких писателей этого жанра Вы зачитываетесь? Может, кого-то Вы брали за пример при написании произведений?

ВЕ: Как все дети советской эпохи в самой читающей стране, я увлекался классическими детективами, как то: Шерлоком Холмсом, Мэгрэ, Агатой Кристи и некоторыми советскими авторами, например, Вайнерами. Но я никого из них не брал за пример —  писал от имени человека, который знает работу сыщика изнутри и сам трудился на этой стезе. Поэтому мои произведения немного отличаются от общепринятых канонов классического детектива. Такую оценку моего творчества я услышал от многих моих читателей, в том числе от действующих оперативников и журналистов. 

— Чтобы быть хорошим сыщиком, наверное, нужно быть очень хорошим психологом, разбираться в людях. Можете ли Вы назвать себя психологом?

ВЕ: Это безусловно. С годами появляется опыт и чутье.  Будучи уже зрелым сыщиком, я почти безошибочно определял, что предо мною сидит убийца или невиновный человек. Вопрос стоял только в том, смогу ли я доказать преступнику его вину. Раскрытие преступления, а особенно убийства- это борьба двух психологий: сыщика и преступника. От того, кто победит в этой схватке, зависит судьба уголовного дела, судьба людей… Не могу себе простить, что в свое время осталось недоказанным убийство одного ребенка. Наверное, невинная жертва, находясь уже на небесах, надеялась, что дяди с уголовного розыска найдут ее мучителя, но увы. Наверное, это сентиментальность старого опера, но по таким преступлениям неотвратимость наказания должна быть стопроцентной.

— Ваш главный герой Димов — опишите его несколькими словами? Есть ли у него реальный прототип?

ВЕ: Димов — это собирательный образ лучших сыщиков того времени. Конечно, есть реальные прототипы не только Димова, но и других сыщиков, изображенных в моих произведениях. Они настолько узнаваемы в нашей, оперской среде, что все безошибочно указывают, кто есть кто. 

— С Димовым в главной роли еще будут произведения?

ВЕ: Нет, это была трилогия, которая завершена. Далее будут другие герои.   

— Нас очень впечатлила повесть «Страхи Сопки Любви». В повести мистика и реальность соседствуют рядом, держа читателя в постоянном напряжении. Расскажите, как Вы готовились к написанию этой книги? Были ли у Вас «консультанты по мистике»?

ВЕ: Если вы внимательно следите за публикациями о страшных и гиблых местах нашего города, Сопка Любви упоминается там очень часто. Там действительно убили молодых женщин, и мои друзья раскрыли эти преступления. После убийств некоторые горожане стали утверждать, что в той местности видели призрак женщины. И эти слухи повторялись из года в год, причем исходили совсем от разных людей. Это натолкнуло меня к написанию произведения. Шаман был в действительности, он меня и консультировал по некоторым непонятным мне вопросам.    

— Многие писатели со временем понимают, что хотели бы написать что-то эпическое, серьезное, вне серии. У Вас такие мысли уже есть? Если да, то о чем будет эта книга?

ВЕ: Да, задумки есть. Но отойти от серии я не смогу. Мне кажется, что кроме детективов с убийствами я ничего не могу творить. Начал писать о бывшем нашем министре и бросил на полку: о том, как он воровал и брал взятки – все это давно известно из Интернета и других СМИ и неинтересно читателю. Но окончательно по нему еще не принял решение, если будут силы и возможности, вернусь к этой теме.

А планирую я писать в будущем о самом страшном преступнике, который жил и существовал рядом с нами, всеми горожанами, но многие этого так и не поняли до конца. Этакий профессор Мориарти якутского пошиба. По сравнению с ним все мои предыдущие отрицательные герои покажутся мелкими хулиганами. Если я одолею это произведение, то оно будет, наверное, венцом моего творчества. Но это попозже, а пока я пишу про один криминальный случай, произошедший в Якутске и потрясший многих горожан своим цинизмом и жестокостью. Также планирую писать небольшие рассказы из жизни сотрудников уголовного розыска.  

— Вы сказали, что в ваших произведениях есть отсылы к реально существующим людям. Кстати некоторые авторы любят в своих книгах сводить счеты со своими обидчиками или нехорошими людьми.  А в Ваших книгах отрицательные персонажи тоже имеют реальных прототипов? Если да, то выходили ли они на Вас с претензиями?

ВЕ: В моих произведениях отрицательные герои, впрочем, как и положительные, имеют реальных прототипов. Никто из них не предъявлял мне претензии, поскольку все, что мною написано — реальные, когда-то случившиеся факты, а против них не попрешь. Поэтому и молчат. В милиции (полиции), как и в обществе в целом, встречаются отвратительные люди, но, все же, большинство сотрудников — преданные своему долгу, честные люди. Я в своих произведениях пытался показать и тех, и других, доказывая, что хорошего в милиции (полиции) больше, чем плохого. 

— Обращались ли к Вам по поводу экранизации ваших книг? И вообще, кто из наших актеров смог бы достойно воплотить на экране Димова и Климова?

ВЕ: Да, несколько раз обращались, но все упирается в финансирование. Как мне пояснили, фильмы получаются сложными, с большим количеством актеров, с меняющимися сезонами года и т.д. Но процесс потихоньку идет, думаю, когда-то фильм выйдет. А в нашем кинематографе сейчас мужественных и харизматичны актеров достаточно, думаю, что проблемы с их подбором не возникнет. 

— Много ли Вы читаете книг других авторов (классиков и современных) и какие произведения порекомендовали бы нашим читателям?

ВЕ: К сожалению, современных писателей читаю крайне редко. Читаю запоем по нескольку раз рассказы Чехова, Зощенко, Ильфа и Петрова — в основном небольшие произведения. Когда стал писать, заставил себя основательно прочитать «Преступление и наказание» Достоевского. Таких писательниц детективного жанра, как Донцова и Маринина, не читаю. Все там так намешано! Думал, что Ирина Волк, которая сейчас находится в гуще событий в МВД России, создаст что-то стоящее — но та же картина. Ей-находится в гуще событий в МВД России, создаст что-то стоящее – но та же картина. Ей-то с таким богатым материалом под рукой не следовало бы опускаться до бульварщины. А читать надо, но что-то советовать мне трудно — это дело вкуса. А вообще, приятно, когда мне звонят и говорят, что благодаря моим произведениям люди, забросившие  чтение лет 10-15 назад, вновь становятся читателями. Это дорогого стоит!

Дорогие друзья, в наших магазинах Бичик+ (ул. Курашова 24), книжный киоск «Бичик» в Доме Печати (ул. Орджоникидзе, 31), отдел сбыта (покровский тракт, 7 км, 6/1) вы можете приобрести повесть Виталия Егорова «Адыаччы аймалҕана».

«Конец девяностых. Страна только начинает приходить в себя от разрушительных последствий деятельности реформаторов последнего десятилетия. Для восстановления экономики стране нужны природные ресурсы, в первую очередь нефть и золото. В это неспокойное время на одном из золотодобывающих приисков, расположенных на реке Адыча, совершается убийство старателей с похищением золота. По указанию руководства МВД, для раскрытия этого громкого преступления, в северный район отправляются оперативники Димов и Климов. Работая по раскрытию убийства, оперативники невольно выходят на преступную сеть продажных правоохранителей, пытавшихся помешать расследованию».

Беседовала Наталья Игнатьева


Newer
«Урут бобуллубут айымньылар» кинигэ сүрэхтэниитин дьоро күнэ буолла
Older
Уйбаан Ойуур: Хотун Куо
Shopping cart