Телефон поддержки: 88002501338 Email: book@bichik.ru

«Драма В.В.Никифорова – Кюлюмнюр «Манчары»

На основе анализа имеющейся литературы и новых архивных документов предлагается обобщающее исследование истории создания первого драматического произведения на якутском языке, его сложного пути к зрителю, значения в зарождении и развитии национальной драматургии, якутской художественной литературы в целом. Обосновывается версия о ведущей роли драмы, основанной на эпических традициях, в становлении ведущих жанров якутской национальной литературы.

«Сидя в тюрьме я произвел ревизию всех моих действий и поступков по организации Союза и не найдя в нем ничего, в чем я мог бы раскаяться, а с другой стороны видя укоры и обвинения, бросаемые мне со всех сторон, мне естественно захотелось дать ответ и разъяснение моим действиям. Но как это сделать, чтобы оно было понятно всей массе с одной стороны, а с другой могло получить наиболее широкую огласку и распространение. Написать статью или открытое письмо, несомненно, не достигнет своей цели, так как или будет лишь достоянием незначительной части общества и главным образом моих единомышленников, которые и без того понимают меня. Поиски формы изложения отняли у меня очень продолжительное время и только одно случайное обстоятельство дало мне толчок на выбор ее. Оказалось, что камера тюрьмы, в которой я содержался, была камерой, в которой содержался в свое время известный якутский преступник Василий Слободчиков, по якутски «Манчары», который получил впоследствии среди якутского народа такую же легендарную известность, как Стенька-Разин среди русского народа. Это обстоятельство натолкнуло меня на мысль написать на якутском языке пьесу под названием «Манчары», в которой изобразить условия якутской действительности и
эксплуатацию как Якутских тойонов, так и русских чиновников.

Так возникла идея создания первого на якутском языке литературного драматического произведения, изображающего Якутскую действительную жизнь, ее беспросветную нужду и
эксплуатацию этого народа. В задачу вовсе не входило изображение действительной жизни героя драмы «Манчары», а напротив того я в его уста вкладывал мысли и намерения, которыми я сам руководился. Также и примеры приводимые Манчары о злоупотреблениях местных тойонов, о взяточничестве русских чиновников, о голоде претерпеваемом якутским народом, взяты из моих личных опытов и примеров.

Так описание голодной весны, когда якуты сгребают снег с кочек, чтобы находящейся на них засохшей травой покормить голодный скот, взято из опыта моей собственной жизни, который я припоминаю еще малым ребенком, когда моя мать со старшими братьями и сестрами сгребали такой снег с кочек. Точно также случай запихивания маленького Манчары за голенище своей обуви клочка сена чтобы им прокормить дома своих телят, взят из моей личной жизни, о котором я сам даже не помню, но мне о нем рассказывала моя мать. Случаи же скупки богатыми якутами за бесценок масла и сена и перепродажа их в голодное время втридорога едва ли окончательно вывелись и в настоящее время.

Так возникла пьеса Манчары. План и персонажи действующих лиц, а также отдельные штрихи каждого действия были намечены в тюрьме. Детальная же ее разработка была сделана уже на свободе и подверглась некоторым изменениям и поправкам во время первых представлений, которые начались осенью 1906 года. Для этого не только пришлось организовать якутский клуб, где могли бы собираться и делать представление, но и приспособить специальное помещение. Поэтому мне пришлось заново переделать один из моих домов и приспособить его под сцену. Но и этого оказалось недостаточным для осуществления моей заветной мысли создать якутский кружок для самообразования и развития Якутского драматического искусства.

Много пришлось потратить хлопот и времени для поисков актеров, так как якутская молодежь и интеллигенция, непривычные к публичным выступлениям, а тем более на сцене, с большим трудом соглашалась принять на себя роли и не могла определить свои способности и силы. Кроме того пришлось вести очень щепетильный разговор по поводу содержания пьесы с тогдашним Губернатором Крафтом. Я не думаю теперь, чтобы проницательному и умному администратору, каковым несомненно был Крафт, не были видны действительный смысл и цели преследуемые мной написанной пьесой, но его бдительность была усыплена во 1-х тем, что Манчары был назван разбойником и во 2-х тем, что он в конце концов был все же арестован. Я сказал ему, что я не идеализирую Манчары, называя его разбойником и вовсе не оправдываю его поступков, а арест его показывает, что правда в конце концов восторжествовала. Что же касается об эксплоатации якутских тойонов и взяточничества чиновников, то это было в давно прошедшее время, сказал я. Кроме всего этого 1905 и 1906 гг. были таким периодом, когда Монархический строй впервые ощутил под собой колебающуюся почву. Ввиду всего этого пьеса моя разыгрывалась в первое время без всяких разрешений и беспрепятственно.

Первое же представление пьесы произвело очень большое впечатление на публику и показало, что якуты настолько сценичный народ, что актеры, люди совершенно не подготовленные ранее к такого рода сценическим действиям, выполнили свои роли самым блестящим образом. Из участников наиболее отличились: Мария Николаевна Ионова в роли матери Манчары, Алексей Елисеевич Кулаковский в роли Манчары, Екатерина Николаевна Аверенская в роли Матрены, Терентий Вонифатьевич Слепцов в роли Князя Чочо. Последний проявил особенные сценические способности и при следующих представлениях исполнял большею частью роль Манчары. Русского исправника блестяще изобразил М.В. Сабунаев. Впоследствии также выдвинулась как прекрасная исполнительница роли Матрены Е.К. Софронова, жена известного якутского драматурга А.И. Софронова.

Пьеса эта в скорости получила такое широкое распространение среди якутского народа, что ее начали разыгрывать во всех улусах и округах. Поэтому потребовалось напечатание ее сперва приложением к издающейся в Якутске газете, а потом и отдельным изданием.

Но счастливым дням пьесы Манчары и ее явочному существованию наступил конец. С наступлением реакции, начавшейся уже с 1907 года, тот же Губернатор Крафт, который только год тому назад ничего не имел против ее представления вызвал меня, как автора пьесы и председателя Якутского клуба, и объявил, что он предлагает мне пьесу Манчары представить на разрешение в Театральный цензурный комитет, так как иначе он допустить ее к постановке не может. Никакие мои убеждения и доводы о том, что в Петербурге знатоков якутского языка нет, почему вопрос едва-ли будет разрешен благоприятно и что он как представитель местной власти допущением ее к представлению уже санкционировал ее лояльность, не могли ничего поделать и все, что я от него я добился это лишь обещание дать благоприятное заключение с его стороны», — так пишет в своем воспоминании выдающийся  общественный деятель, учёный, писатель, предводитель якутской интеллигенции начала XX века, организатор политической организации «Союз якутов», один из зачинателей якутской литературы и театра Василий Васильевич Никифоров – Кюлюмнюр об истории создания первого драматического произведения «Манчары» на якутском языке.

Продолжение полного вышеупомянутого воспоминания и другие интересные материалы самого Василия Никифорова – Кюлюмнюр, других  видных учёных, писателей, общественных деятелей таких как Н.Е.Мординов – Амма Аччыгыйа, Е.П.Шестаков – Эрчимэн, П.А.Слепцов, А.А.Билюкина, А.Н.Жирков и других читайте в книге «Драма В.В.Никифорова – Кюлюмнюр «Манчары».

Newer
Чаһы, кэмнэр
Older
Дорогие якутяне! Поздравляем с Днем Великой Победы!
Shopping cart